?

Log in

О толкинистах еще, пока не забыл. Наши толкинисты возникают уже на заре неформальства в СССР. Это по крайней мере конец 80 годов, а расцвет значительно позднее: Мандосы, Нескучный сад, Эглодоры и пр. пр. популярные тусовки — это уже после 90-х годов. (Между прочим, среди токлинистов ходили байки, что есть «тайные места встреч продвинутых, куда пионерам путь заказан».)
Однако в США или в Англии все совсем-совсем по другому. 
Тот же «Сад Гэндельфа»: тамошние первые толкинисты. В Америке и Англии толкинизм почти совпал с эрой хиппи. Внизу выложил фотографии. Это иллюстрации для «Контркультуры» (1960-х годов) и не только.
«Сад Гэндальфа» - тусовка, сцена, существовавшая 1969 — 1972 годах.
«Сад Гэндальфа» также магазин и почти мистическая община в Челси в Лондоне. Ее основал Муз Мюррей (он же Рамана Баба), теперь «всемирно известный мастер мистики и мантры-йоги», в этом же сообществе практиковали всякие странные практики. Одноименный журнал был выпущен Мюрреем, Джаем Алером и его друзьями, было всего шесть выпусков. 
Легенды плодились и множились: якобы Гэндальф - Белый Волшебник, некий юношеский мировой дух и мифологический герой века, нечто вроде Мерлина из легенд Артура. Гэндальф объединяет разные расы, все еще недоверяющие друг другу, в последней попытке спасти мир. Дух крестоносцев в Гэндалфе отражается в крике нового поколения, ищущем альтернативу деструктивным силам современного мира, через призыв распространяется человеческая любовь и помощь на все народы.
«Сад Гэндельфа» проникнут тем же духом, это поток души, истекающий от перьевых ручек мистиков, писателей, художников, диггеров и поэтов. Это источник любви и страдания, который могут пить жаждущие.
Все фотки от Розмари и Дарролл Пардо, также от Колина Бордо
На сайте есть коротенькое видео от 5 июля 1969 года, в тот день, когда Rolling Stones сыграли бесплатное шоу в Гайд-парке.
Над мифологиями трудились, кстати, прикольные люди — тот же художник Терре из открытого театра Хайт Эшбери, ну и другие имена мелькают, для нас они уже ничего не говорят: например, маечку 1970 года с надписью «Hip-O-Potamus SF» создали Джеффри Аксельрод и Барри Андерсон. И да, владелицей тех магазинчиков, где продавали майки, была жена барабанщика Grateful Dead. 
Между прочим, на фотографиях можно увидеть настольную игру Quest of the Magic Ring, вышедшую в 1975 году. Первая настольная игра, основанная на работе Толкина, вероятно, «Покорение кольца» (Hobbit Toy and Games, 1970).
Затем на фотографиях видны лозунги типа «Вернись в Средиземноморье» и «Живи Фродо!», комиксы Тодда или плакаты «Гэндальф серый» (Berkeley Bonaparte, 1967)





Внимание, много фотографий!Collapse )

Вспоминая CBGB

От Marc H. Miller. Из ранней истории панка.
...В конце 1960-х Нью-Йорк стал местом, куда стекались вся молодежь,
заинтересованная в искусстве. Так, я приехал из Калифорнии, чтобы
продолжить высшее образование в Нью-Йоркском университете изящных
искусств. Это была весьма контрастная жизнь, скажу я вам, с тусовками между
элегантными кварталами на Пятом Авеню, прогулками по 77 улице, чаем
по пятницам на стипендию в моей крошечной квартире за 65 баксов в
месяц. Да, моя комната кишела тараканами, но зато выходила окнами на
Гринвич-Виллидж. В первые месяцы моей жизни в Нью-Йорке моим другом был Джон Уилмер, тоже из Калифорнии, он приехал учиться в Школе Изобразительных искусств. Если вы не знаете, это тот самый Джон, который арендовал чердак на 98 Bowery, но прежде чем он въехал, жернова жизни изничтожили все его иллюзии. Дык. Таковы творческие реалии. Затем было много всего - я жил с художником Карло Ди Эллис в квартире за $ 110, потом на чердаке за $ 175... Пожалуй, тогда многие верхние этажи промышленных зданий заселили молодые художники и нонконформисты. Ибо в те далекие годы чердак был магнитом для творческой и философской молодежи, такое достойное для богемы обиталище. Впрочем, перейдем сразу к моему знакомству с CBGB - каждый раз, когда я с Бетти проходил мимо шероховатых стен этого клуба, у меня возникало ощущения Сцены. Любопытство привело нас в CBGB в 1976 году, и в течение следующих трех лет мы регулярно посещали клуб три или четыре раза в неделю, встречаясь с друзьями и поглощая вдохновение. По сути мы наблюдали появление новой музыки и рождение контркультуры, которые вскоре распространились по всему земному шару. Это было больше, чем просто музыка революции, панк также влиял на визуальное искусство, моду и дизайн.
Под воздействием панка наше концептуальное искусство росло и развивалась каким-то удивительным образом, вбирающим в себя стиль, содержание жизни CBGB. Там мы стали арт-группой, сначала к Miller & Ringma, потом Miller Ringma & Hoppe. И в 1978 году мы приняли участие в выставке художников, в первой в мире выставке "Punk Art" (Вашингтон). И для нас панк в те годы проходил быстро, громко и очень весело...
Смотреть здесь

Голос в ночи

Вывернем наизнанку словарь атеиста - получим мировоззрения советских верующих. Антидемонический акт (сатанист читает «вывернутую» молитву «Отче наш», интеллигент изучает наизнанку атеистический журнал «Наука и религия») советского пролетария умственного труда вел к религиозной катастрофе: атеистическая наука, лишенная доступа к теологической библиотеке, взращивала на своих полях собственную мифологию, подозрительно похожую на западную философию «new age». Да что там! Удивительные оккультные статьи о всесильности гипноза или вера в «научные чудеса» йогов, опыты по телепатии Бехтерева и Дурова, географические разыскания Атлантиды и походы к тунгусскому метеориту, бережно вставленные в рамку фотографии «Христа с плащаницы» из журналов - советский «нью эйдж» ничем не отличался от провозглашенной на Западе философии «нового времени», магии Эры Водолея.
Так как востоковедение в СССР всегда было поставлено на широкую ногу, представлено не только Цыбиковыми, Маррами и Конрадами, но и Чаттерджи с Датта - ведь СССР дружил с Индией — то западных Уотсов и Судзуки нам заменили Щербатской и Рерих.
Оккультизм, взросший на русских семенах в американских теплицах, совершил полный цикл и вернулся в Россию. Так у нас появился собственный, еще неизученная «философия» нью-эйдж.
Желающие познакомиться с тем, как маскировался нью эйдж в СССР, можно сразу же посоветовать обратить внимание на книгу «Голос в ночи» Глеба Голубева
http://www.litmir.co/bd/?b=104413

Шаламов vs Солженицын

На днях начал читать переписку Шаламова с Солженицыным. Я с работами Шаламова познакомился достаточно поздно — и он, конечно, показался мне тогда глубже, пронзительнее, чем Солженицын. Знаю, что мою точку разделяют многие люди, особенно пишущие — потому что «Сол» в какой-то степени литературный тусовщик, а не исследователь "душ человеческий".
В творчестве Шаламова сразу заметны пробелы образования, это тоже правда: пишет он не гладенько, но рывками, оборванными кусочками текста. Все недостатки шаламовского письма исчезают лишь в силу того, что писатель сумел не прогнуться под этикет блатных. Он знает, что воровать плохо, а унижать слабого «западло», что нет никакой «воровской чести» и бригадир — это всего лишь обожравшийся на чужих харчах человечишка, готовый за дополнительную миску похлебки убить товарища. Доходяга, слабак, как считает Шаламов, вовсе не «ничтожный человек, но личность, попавшая в сложную ситуацию.
В переписке с Солженицыным, кстати, все достоинства Шаламова сверкают неземным светом — видно, как Шаламов с легкостью «уделывает» Солженицына, и начинаешь жалеть «заслуженного лауреата всех времен и народов». Читать можно здесь https://profilib.com/kniga/68262/varlam-shalamov-perepiska.php
Возрастные мезальянсы как табу. Право старости и болезни на любовь и физическую близость. Вечная моя модель — Саша Художник. Саша часто провокационно фотографируется у меня с красотками, каждый раз фотосеты приводят к гневным обличительным письмам на почту, что «негоже старикам и калекам обнимать молоденьких». Никакие вразумительные причины не называются. К слову сказать, обличители также запрещают «заниматься любовью» излишне толстым людям, инвалидам и т. д., ссылаясь на эстетическое неприятие. 
...На днях я читал психологическую монографию о мезальянсах: автор предлагал разделять мезальянсы на подтипы: социальные, возрастные, национальные, религиозные и т. д. Но мезальянс — запрещенная до сих пор тема для широкого обсуждения, что также отражается в создании особого подпольного эротического жанра, на английском скромно обозначенного как «old man vs girl» или «old woman, young boy», «grandpa», «Old mature with boy» и тому подобными эвфемизмами. 
Происходит «вытеснение» темы в маргинальное пространство порнографических сайтов и «запретного мира сексуальных перверсий». 
Разумеется, символически присутствуют намеки на комплексы Эдипа или Электры, но несмотря на столь грозные симптомы и народное осуждение, пишущая братия, художники, музыканты, психологи, бизнесмены или актеры охотно одобряют возрастной мезальянс: сделайте запрос в поисковик и судите сами - количество позитивных публикаций (в том числе в женских журналах) огромно. Как правило, существование мезальянсов оправдываются нынешним социально-возрастным равноправием, свободой выбора, приобретаемыми выгодами для семьи, где супруг(а) предоставляет новые, «фантастические» возможности партнеру и прочими «удобствами», экономическими или социальными. Также известны сопутствующие поддерживающие сообщества Вконтакта, иных социальных сетей, например, «Содержанки», «Мужчина-домохозяйка». 
В субкультурах, особенно выросших из шестидесятых, возрастные мезальянсы дело обычное и даже привычное — именно среди хиппи я впервые увидел пары с разницей в возрасте в двадцать-тридцать лет. (Скажу более того: любовь хиппи сама по себе осуждается обществом как нищебродская и почти преступная, так что еще один «грех» не играет особой роли.) Философия контркультуры, конечно, предлагает рассматривать проблему возрастных мезальянсов шире — небезызвестный Теодор Роззак, один из главных идеологов контркультуры шестидесятых, написал несколько тезисов. По Роззаку, во-первых, наша цивилизация столкнулась с проблемой старения, когда миром правят «молодящиеся альфа-самцы». Юные самки, с точки зрения альф, заслуженная награда и «добыча», источник энергетической подпитки. Ведь существует негласная убежденность, дескать, если спишь с молодой девушкой, то будто в бурлящие котлы вечной юности прыгаешь. Во-вторых, пожилые люди бьются за право на любовь, ибо «прежняя», «старая» европейская цивилизация однозначно осуждала сексуальную активность после достижения преклонного возраста. Осуждение проводилось как на религиозном уровне (по библейскому сюжету Сусанна и старцы), так и законодательно. Но сегодня наше стареющее общество
возвращается или создает модель семьи, где существуют любовь, поддержка, нежность, но отсутствует сексуальность. Однако на этом я и остановлюсь, хотя 
многое можно написать, да. Ссылки здесь 
Теодор Роззак: «Альфа-самец человека» http://samlib.ru/editors/s/sorokoumowskij_i/04.shtml
Теодор Роззак «Любовь, Лояльность и Конец сексуального» http://samlib.ru/editors/s/sorokoumowskij_i/06.shtml



Читать заморочки дальше...Collapse )

Hippie Modernism: The Struggle for Utopia

В феврале была выставка «Hippie Modernism: The Struggle for Utopia» в Музее искусств Беркли. Неудачная изначально, а причины политические. Пишу подробности. Почти ушедшие в небытие «клинтоновцы-обамовцы», были известны еще и поддержкой «мифологии хиппи»: Хиллари и Билл Клинтоны в юности «хипповали», поэтому им приходилось создавать образ респектабельных хиппи. Хотя, судя по варварски зверской философии Хиллари, хипование ограничивалось курением анаши. Так или иначе, но Клинтон спонсировала Музей хиппи, и думаю, февральская выставка суть подчеркнутое продолжение политики «позитивной мифологизации» шестидесятых.
Возможно, ее готовили «по случаю победы бывшей хиппи Хиллари Клинтон». Но не судьба, победил Трамп.
...Недавно прочитал «солидную» книгу известного искусствоведа и скучнейшего человека. Большая книга посвящена развитию «галеризма» - той самой занудной системы «экспертной оценки» и аукционов (рухнувших сегодня экономически), благодаря которой в наших современных музеях выставляются как художественные артефакты женские тампоны и мужские презервативы. Тем не менее, это полезная книга: можно детально исследовать, как искусствоведение превращается в феминистски и концептуально ориентированную структуру, единственной целью которой остается скрытое хамство и презрение «быдла», «борьба» всех против всех с обязательным разгромом то фемистками «мужской консервативной выставки», то «маскулистами» экспозиции «современного женского хамства». А язык искусствоведов в общем-то остается уличным, но для важности используются философские галлицизмы, физико-математические англицизмы и медицинские латинизмы — ну, все мы помним, как Фуко писал. Хотя за основу такого языка можно было взять работы Хайдеггера в корявых переводах Бибихина. Ну а разве искусствоведение (в конце концов) не есть языковой навык, подобный специальному языку программирования — последний вводит в шок менеджеров, и в общем-то, что не скрывает никто из программистов, служит для вытягивания денег из коммерческих структур: запуганный менеджер уж готов выложить побольше, лишь бы с ним на нормальном языке говорили.
Вернемся к выставке. Навязанное демократами представление о шестидесятых как о «мирной утопистской революции» требовало «вписать» в общую «мирную» картину отнюдь не мирных «черных пантер», «юных лордов» или какую-либо чикагскую банду с красочным названием «Смерть старого мира» - пожалуйста, понимайте этот лозунг утопически, ха-ха. Политически ориентированные кураторы жестко следовали рекомендациям, в итоге любая современная хиппи-выставка, сделанная руками демократов, похожа на
экспозицию текстильной продукции, но с вкраплениями из газетных вырезок, агрессивных знамен «борьбы за равенство», фотографий из гомосексуальных архивов, поднятых женских кулаков и контркультурной прессы с ругательствами. Причем выставки проводятся в больших серьезных помещениях, поэтому возникает непроизвольное впечатление, что кураторы выставки «всего лишь» показывают зрителю богатую квартиру с евроремонтом. Впечатление усиливается присутствием хорошо одетых юношей и девушек и вылизанных в парикмахерских, с хорошим педикюром искусствоведов и кураторов. Ниже картинки, смотрите сами.
Посмотреть фотографии экспозиции можно здесь http://www.mercurynews.com/2017/02/07/flower-power-to-the-people-the-summer-of-love-at-50/



Читать заморочки дальше...Collapse )
Для медитативного расслабления. Звездные дневники — это эпоха в мире фантастики, золотая россыпь в книжной вселенной советского подростка. И как правило, не так уж часто режиссеры и сценаристы талантливо трансформируют сложный культовый книжный материал в «визуальный ряд».
Однако не будем критиковать Гарри Поттера и фильмы по мотивам книг Пулмана. Да, из фэнтези книг киношки получаются крутыми! С фантастикой дела обстоят похуже.
А уж как сложно представить грамотную экранизацию Станислава Лема.
Ну так вот, пересматривая кинематографические сайты, я нашел этот сериал.
Сначала он показался мне мерзкой пародией на творчество Лема. Затем я втянулся и почувствовал некоторое удовольствие от столь необычной переработки «Звездных дневников». Возможно, так и следует работать с таким культовым материалом — все равно невозможно сделать малобюджетный фильм о великолепном капитане космической развалюхи Ийоне Тихом. Поэтому изрядная доля ехидства, упрощения в сериале — лучший способ донести хотя бы частично те глубокие мысли, что закладывал Лем в книгу)
В конце концов, у нас сейчас «время сериалов».
Смотреть здесь https://vk.com/video502143_163406771

Детям до 16

Фильм с пометкой «детям после 16». На мой взгляд, американский кинематограф забежал в тупик, где и застрял, вместе с современным российским «кино».
Если где и находишь увлекательные киноленты, так точно не в России или США - американцы безнадежно «антикультурны», а русские погрязли в перестроечном занудстве и скучно пережевывают жвачку «деньги-бандиты-собственный красивый дом». Смотреть на российских актеров также на доставляет удовольствия — играют наши соотечественники плохо, особенно не удаются им роли интеллигентных людей. Ибо быдловаты и быкоподобны, увы.
Не скажу, будто подобная ситуация меня расстраивает: во-первых, есть богатое и обширное кинематографическое наследие; во-вторых, существуют национальные кинематографы Испании, Германии или Франции и даже Нигерии с Сомали. Итак, мой выбор простой — погружаться в зарубежное кино, избегая по мере возможности США и прочий дорогой ширпотреб. Российских бандюганов пусть смотрят Михалков с Бондарчуком.
А теперь Аргентина. Когда я попросил познакомить меня с современным аргентинским кино, меня сразу направили к Лусии Пуээнсо. Причем, посоветовали посмотреть фильм для взрослых «XXY».
Трансгендерная литература (Мишель Фуко, если помните, ратовал за публикацию дневников гермафродитов) относится к «новейшей» литературе. До середины 80-х годов писатели и кинематографисты неохотно и невразумительно говорили о гермафродитах, трансгендерах, «иных людях». Тем более исключена из кинематографа эротика мира «выброшенных за семейные берега» людей.
Сами подумайте, легко ли гермафродиту завести семью, полюбить девушку или юношу, что он(а) чувствует, когда доверяет свою тайну другому человеку.
В СССР, как и во всем мире эпохи холодной войны, жесткое отношение к «иным» людям считалось оправданным. Да, им не повезло, они невиновны, но... Далее предлагались варианты, как скрасить их существование. Исключая право на семью и любовь: они инвалиды и должны смиренно нести крест. Да, «XXY» — драма режиссёра Лусии Пуэнсо на озвученную тему. В картине раздражает и возмущает, что Пуэнсо безоговорочно признает право на секс, на интимную жизнь подростка с «неизвестной половой идентификацией». Девушка или юноша? Кто сверху? Раздражение проходит, я вспоминаю, как непристойно и гадостно иные советские писатели отзывались о инвалидах, и мне противно, что не повезло со временем. Быть может, стоило бы родиться лет так на **цать позднее.
Смотреть здесь https://vk.com/video-76456136_171275885
Хэбдидж «Субкультуры: значение стиля», главы из книги.
Продолжаю выкладывать перевод. Третья часть будет вообще запредельная - моды, скинхеды, регги и проч проч проч. А сейчас "От культуры к гегемонии" - в книге это первая часть.
Культура - заведомо неоднозначное понятие, как показывает Оксфордский словарь английского языка.
За много столетий культура трактовалась по разному, иногда противоречиво. Даже в качестве научного термина «культуру» определяют то как «процесс» , то как «продукт».
(Для примера. Искусственное развитие микроскопических организмов, «культура», есть процесс. Продукт - организмы, выросшие на «культуре».)
С конца восемнадцатого века английские интеллектуалы и литераторы фокусировали внимание на спорных моментах повышения уровня жизни, последствий механизации, разделения труда, создания массового общества. Дебаты интеллектуалов неплохо описаны
Реймондом Уильямисом (Raymond Williams) в книге «Культуре и обществе».

Примечание. Уильямс Реймонд — (Williams) (1921 1988), английский писатель, литературовед и социолог. В работах «Культура и общество» (1958), «Долгая революция» (1961) дал исторический анализ английской культуры.

Именно благодаря этой традиции инакомыслия и критики, мечта об «органичном общества» - обществе целом, полнофункциональном, интегрированном - продолжает существовать до сих пор.
Здесь мы видим две основные траектории понимания общества. Первая траектория направлена в прошлое, к феодальному идеалу иерархически упорядоченного общества. Культура выполняет почти сакральную функцию. Это «гармоничное совершенство», по Метью Арнольду, (Arnold, 1868) противостоит пустошам современной жизни.

Примечание. Поэт, критик и педагог XIX века Мэтью Арнольд (1822 – 1888) был сторонником демократического течения в педагогической теории Англии, занимался вопросами образования представителей среднего и рабочего класса. По Арнольду, цель образования - самопознание и познание мира, она достигается в том числе через культуру, культура это «лучшего, о чем думали и сказали в мире».

Иное толкование органического общества, не столь популярное, подразумевало взгляд в будущее, к социалистической утопии, когда исчезают различия между отдыхом и трудом. Отсюда также следующие два подхода к пониманию культуры, тесно связанные с вышеописанными традициями.
Первый, вероятно, хорошо знаком читателю, это классическое и консервативное понимание культуры. Культура определяется как эталон эстетического совершенства.
Второе толкование культуры - антропологическое определение, ясно видимое от Уильямса до Гердера, до восемнадцатого века. Здесь термин «культура» ссылается на особый образ жизни, не только в искусстве и обучении, но и в «обычном поведении». В этой традиции анализ культуры выявляет явные и неявные смыслы, ценности.
Широкое по своей природе определение охватывает, по словам Элиота, «все характерные виды деятельности и интересы народа» (Eliot, 1948)
Как отмечает Уильямс, такое определение может поддерживаться, если предпринимается некая новая теоретическая инициатива.
Поэтому теория культуры в настоящее время участвуют в «изучение отношений между элементами и образом жизни» ( Williams, 1965 ).
Акцент смещается от непреложных исторических критериев, от
неподвижности к трансформации: ценности и значения не только сравниваются, но изучаются изменения, чтобы обнаружить общие причины или «тенденции», с помощью которых социальные и культурные события можно лучше понять. На основе анализа «конкретных» значений и «ценностей» можно раскрыть скрытые основы история; «общие» причины, как и широкие социальные «тенденции», которые видны в «повседневной жизни».
Две традиции понимания культуры неудобны для специалистов: трудно совместить противоречивые определения, такие как «эталон совершенства» и «весь образ жизни», понять, какой подход более плодотворный.
Ричард Хоггарт и Раймонд Уильямс с сочувствием показывают культуру рабочего класса. Хоггарт сожалеет, что традиционное рабочее сообщество, ориентированное на проверенные ценности, сейчас изменилось, а ценности поменялись на «сахарную вату» острых ощущений, подрываются дешевыми и неряшливыми вымыслами. Уильямс одобряет новые средства массовой коммуникации, но обеспокоен тем, что эстетические и моральные критерии не всегда помогают отличить стоящие продукты от «мусора».


Читать заморочки дальше...Collapse )
Дик Хэбдидж, Субкультуры, значение стиля. Главы из книги

Наверное, надо весь перевод выложить, но лениво-то как! Короче, для тех, кто не знает. В мире есть три крутых исследователя панка. Стюарт Холл, Хэбдидж и, наверное, еще один человек... о нем потом. Стюарт и Дик — неомарксисты, это ежику понятно. Холла я переводить не стал, зато ниже часть перевода из Хэбдиджа. Книга у него большая, я буду кусками размещать самое интересное на мой взгляд)
«Богачи надевают  специально пошитые дорогие лохмотья; ткани будто окрашены рвотой и мочой, но при ближайшем рассмотрении оказываются декорированными замысловатыми вышивками  из тонких золотых нитей.  Кое-где видны прикиды клошаров из тончайшей ткани, потертые аристократические пиджаки, наркоманские  фетровые шляпы, якобы  дешевые сутенерские костюмы с тонкой гармонией красок.» (Берроуз, 1969 )
Панк более чем любая другая субкультура с мрачной решимостью нарушает нормы и вызывает  яростное неодобрение общества.  Поэтому мы начнем с панков и будем возвращаться к панкам на протяжении этой книги.
Горячее и сухое английское лето 1976 года.
С мая по август Лондон  томился, изнемогал под ярким светящимся небом в неизбежном тумане выхлопных газов. Проклятье жгучего солнца добавилось к общему кризису.  Поскольку проходили недели и месяцы, а волна жары  по-прежнему не спадала,  была официально объявлена засуха.
В августе ограничили потребление воды, а на полях сгорели зерновые культуры. Казалось, наступил конец. Погоду объявили противоестественной,  в конце августа случилось еще  событие.
На  Ноттинг-Хиллский карнавале, празднике, призванном смягчать  расовые противоречия, произошли беспорядки.
По улицам бродили сердитые черные молодые люди, власть привела полицию  в боевую готовность.
На  экранах страны - толпы молодых чернокожих британцев,   телевидение  выдумывало страшные образы «других» негров. 
Именно во времена этого странного апокалиптического лета,  панк субкультура сенсационно вышла на страницы музыкальной прессы.
В Лондоне на Кингс Роуд  появляется новый стиль,
сочетающий в себе элементы, взятые из нескольких  молодежных течений.  Панк претендовал на  продолжение сомнительных традиций: в одежду «от   Дэвида Боуи» и блестящие прикиды рок-музыкантов добавлены элементы  американского протопанка, модов и регги.
Не удивительно, что в результате получилась неустойчивая панк мода:  глэм-рок призывал к нарциссизму, нигилизму и гендерной путанице, американский панк предложил эстетику минимализма;  от регги заимствовали экзотическую и
опасную  ауры запрещенной идентичности. Вас боятся, круто!  Весь противоестественный ансамбль, в буквальном смысле соединенный булавками,  скоро становится знаменитым и популярным у кинематографистов и фотографов.
В 1977 году панк попал в таблоиды как сенсация, странным образом соединив в себе течения  разных эпох.
Кожаные куртки, невообразимого фасона тапочки, яркие носки, пиджаки бомжей и сапоги -   на теле панка «прикид» скреплялся булавками,  пластиковыми прищепками, цепями и ремнями. Это привлекало внимание,  поэтому панк остается особенно подходящим для изучения; кроме того,  в панк-стиле искажены и отражены все основные  послевоенные субкультуры.  Но прежде чем мы сможем интерпретировать значения этих субкультур, необходимо показать последовательность событий.
Скука в Вавилоне.
«Обычная жизнь настолько скучна, что я получаю от нее всего лишь столько, сколько возможно» (Steve Jones, "Sex Pistol", цитата из "Melody Maker")
Кажется вполне естественным,  что неестественный
«синтез панка» должен был появиться на улицах Лондона тем странным летом.
Видения апокалипсиса носились в воздухе и риторика
панка пропитана концом света. Панк казался гибридом и неустойчивым слиянием двух радикально отличающемся языками культур регги и рока. 

Очень рекомендую смотреть Подпольные Передачи Жабера - №1 - Зародышь Панк Рока (ППЖ Video)



Читать заморочки дальше...Collapse )

Profile

caps_lo
caps_lo

Latest Month

May 2017
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by chasethestars