Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Севрюгин, Антон Васильевич

Севрюгин, Антон Васильевич, (1830—1933; во французском написании Antoin Sevruguin) — персидский придворный фотограф династии Каджаров и владелец одного из самых успешных фотоателье в Тегеране.
Один из первых фотографов, документировавший жизнь во время правления династии Каджар в Персии 1785-1925 гг. Родившийся в семье дипломатов в российском посольстве в Тегеране в 1830 году, Севрюгин путешествовал по стране как художник и фотограф, фиксируюя повседневную жизнь иранского народа с 1870 по 1930 год. После того, как он получил признание, фотографа нанял Насер ад-Дин Шах. В этой подборке интригует следующее: это изображения женщин эпохи Каджар в полуэротических «европейских» позах, довольно необычное явление, учитывая консервативный характер персидской культуры того времени. Многие из женщин супруги Шаха из его собственного гарема).
Collapse )

Кибервойн@. Пятый театр военных действий

Прочитал сегодня «Кибервойн@. Пятый театр военных действий» авторства Шейн Харрис. Итак, добро пожаловать в будущее: после нашествия «Petya» и до очередного скандала с «платными блогерами»  и якобы страдальцем Дуровым. Кто начал в США холодную войну  и гонку кибервооружений, почему Обама не миротворец и пр. пр. Это сильная книга, с более менее проработанной фактографией. Есть, конечно, неточности, свойственные людям, не владеющими в должной мере языками программирования. Возможно, перевод слабоватый. Но читается книга гладко, нет привычных для неспециалистов, не программистов, грубых нарушений логики. Если говорить в двух словах, то книга о том, как Буш и Обама успешно превратили интернет в поле сражений. Если Буш это сделал по незнанию (он слабо разбирается в высоких технологиях, все-таки крупный торговец оружием, а не дальновидный политик), то Обама, судя по всему,  продолжил гонку вооружений в силу слабости характера и «вообще» недопонимания роли интернета. Но это лишь один аспект, не менее интересно иное: Харрис знакомит нас с коммерческим кибероружием. Как «миротворцы» из Гугля и других американских компаний на голубом глазу взламывают  сервера, собирают «оружие нулевого дня», скупая хакерские разработки, и занимаются совсем не свойственным коммерсантам делами. Картина рисуется глубоко печальная: с одной стороны, на рядового пользователя высокими технологиями направлены пристальные взоры государственных разведывательных структур, а с другой стороны, бизнесмены покупают новинки кибероружия и только черт знает, как топ-менеджеры крупных корпораций будут их использовать. Весьма и весьма приятное чтение на два дня  для отдыха.
В продаже доступно, например, здесь http://www.ozon.ru/context/detail/id/35021642/
Однако в интернет выложена электронная полная версия.

Прототолкинисты - история английских и американских хоббитов и не только

О толкинистах еще, пока не забыл. Наши толкинисты возникают уже на заре неформальства в СССР. Это по крайней мере конец 80 годов, а расцвет значительно позднее: Мандосы, Нескучный сад, Эглодоры и пр. пр. популярные тусовки — это уже после 90-х годов. (Между прочим, среди токлинистов ходили байки, что есть «тайные места встреч продвинутых, куда пионерам путь заказан».)
Однако в США или в Англии все совсем-совсем по другому. 
Тот же «Сад Гэндельфа»: тамошние первые толкинисты. В Америке и Англии толкинизм почти совпал с эрой хиппи. Внизу выложил фотографии. Это иллюстрации для «Контркультуры» (1960-х годов) и не только.
«Сад Гэндальфа» - тусовка, сцена, существовавшая 1969 — 1972 годах.
«Сад Гэндальфа» также магазин и почти мистическая община в Челси в Лондоне. Ее основал Муз Мюррей (он же Рамана Баба), теперь «всемирно известный мастер мистики и мантры-йоги», в этом же сообществе практиковали всякие странные практики. Одноименный журнал был выпущен Мюрреем, Джаем Алером и его друзьями, было всего шесть выпусков. 
Легенды плодились и множились: якобы Гэндальф - Белый Волшебник, некий юношеский мировой дух и мифологический герой века, нечто вроде Мерлина из легенд Артура. Гэндальф объединяет разные расы, все еще недоверяющие друг другу, в последней попытке спасти мир. Дух крестоносцев в Гэндалфе отражается в крике нового поколения, ищущем альтернативу деструктивным силам современного мира, через призыв распространяется человеческая любовь и помощь на все народы.
«Сад Гэндельфа» проникнут тем же духом, это поток души, истекающий от перьевых ручек мистиков, писателей, художников, диггеров и поэтов. Это источник любви и страдания, который могут пить жаждущие.
Все фотки от Розмари и Дарролл Пардо, также от Колина Бордо
На сайте есть коротенькое видео от 5 июля 1969 года, в тот день, когда Rolling Stones сыграли бесплатное шоу в Гайд-парке.
Над мифологиями трудились, кстати, прикольные люди — тот же художник Терре из открытого театра Хайт Эшбери, ну и другие имена мелькают, для нас они уже ничего не говорят: например, маечку 1970 года с надписью «Hip-O-Potamus SF» создали Джеффри Аксельрод и Барри Андерсон. И да, владелицей тех магазинчиков, где продавали майки, была жена барабанщика Grateful Dead. 
Между прочим, на фотографиях можно увидеть настольную игру Quest of the Magic Ring, вышедшую в 1975 году. Первая настольная игра, основанная на работе Толкина, вероятно, «Покорение кольца» (Hobbit Toy and Games, 1970).
Затем на фотографиях видны лозунги типа «Вернись в Средиземноморье» и «Живи Фродо!», комиксы Тодда или плакаты «Гэндальф серый» (Berkeley Bonaparte, 1967)





Collapse )

Социалистический гендерный трап

Социалистический гендерный трап, а также о редких прекрасных зверушках. Эссе о реверс-трапиках в СССР и не только. Предупреждаю, форумные монологи даются без словаря сленга.
...В самом начале холодной войны парни ходили в кепочках и с фиксами во рту — это была непризнанная обществом подростковая капитуляция перед шпаной и хулиганами. И да, мальчишеская книжная романтика, созданная в якобы морских писательских лабораториях В. Крапивина или Е. Астахова, вырастает из тогдашней нереализованной потребности интеллигентного «ботаника» побить уличного задиру. Горестная судьба тех, кто сломался в драках, не сумел дать сдачи!
(Этот взгляд на мужчину разделяют японские мангаки и сценаристы аниме, однако новейшая азиатская культура оставляет для хилого «биомусора» подземные укрытия и лазейки. It's a trap!)
В СССР под конец перестройки взбунтовавшиеся неформалы жили надеждой, что наконец-то избавятся от запретов на красочные и рваные костюмы-прикиды, фенечки, длинные волосы, ирокезы и «подохнет последняя урла». Ничуть! Сейчас советские неформалы православные и лысые, с тройным подбородком, а нефорская борьба продолжается.
- «Лол, я житель райцентра с населением меньше ста тысяч», - пишет «уточка» на анонимном форуме, - «меня не беспокоит чья-то социализация, я не имею дел с пролетариями. Достигну пасса, выйду на фуллтайм, свалю к цивилизации».
Цивилизация - утопия, толерантный к гендерным девиантам Эдем.
«Уточка» - бесполый асексуальный («гормоны по мозгам ударили, фап уже не помогает») трансгендерный персонаж. Завораживающее зрелище виртуозного стилистического протеста против человеческой природы!
Альтернативная фантастика строится на желании втиснуть невозможное в возможное (не будем вспоминать специалиста по советской фантастике А. Бритикова), например, встреча магической и реальной вселенных.
Подросток как представитель субкультуры также живет в многовариантном космосе, но в отличие от фэнтези, столкновения с утопией еще не произошло.
It's a trap! - говорит адмирал Акбар из Звездных войн.
- Мужская социализация — ловушка, - добавляет «уточка», - это страх ввязаться в конфликт и получить люлей за то, что «попутал рамсы», ужас въедается в подсознание навсегда и осознается как часть твоей личности.
Мужское «гендерное» начинается в школьных коридорах как травля за слабость; господствует крысиная иерархия, юноша заигрывает и кокетничает со шпаной из-за боязни опуститься на дно и самому стать «мальчиком для битья». Трусливо не замечая издевательств над слабыми.
Настоящие мужские манеры это и есть быдланство. «Небыдло» не ведет себя по-мужски.
Женщинам предлагается иное, добавляет форумная биотян. Наверху иерархии популярная «альфа». Самая красивая или сумевшая навязать всем свое видение красоты, общественно активная - староста, спортсменка & etc. Рядом с ней две подруги - тоже популярные и симпатичные, но «труба пониже, дым пожиже». Обычные тян отличаются унылым разнообразием: тихони, тусовщицы, быдло-телки. Где в конце женского списка трепыхается белая ворона, омега-тян. Она контркультурщица и бунтовщица, либо тихая дурочка, непопулярная у парней и слишком слабая, чтобы дать отпор альфам и бетам. Тяны дерутся и ссорятся из-за кунов и места в иерархии. Драки тянов дикое зрелище с пинками и тасканием за волосы. Затем следуют бурные примирения с ритуальным плачем.
За альфой и ее подругами бегают куны, девочки рано начинают отношения, но шлюхами не считаются. Но если альфа-тян «даст всем подряд» или «накосячит», то «будет шлюхой, скатится с вершины».
- Телки-подростки - хуже чеченской войны с дойками второго размера, травящие маленьких мальчикоподобных чмо, - считает биотян из ветки «уточек», - а феминизм обман, построенный на патологической мизандрии, ошибочной убежденности в природном гендерном равенстве. Не теряйте времени в пустом самообмане, помните, неравенство суть закон природы!
...Однажды на женском форуме мне посоветовали десять знаковых «женских» и «мужских» фильмов времен СССР. Список был принят без всяких споров: еще бы, вряд ли советский мальчик или юноша с восторгом смотрел картину «Ох уж эта Настя», а девочка без специальных технических знаний вникала в особенности бензиновых моторчиков из фильма «Каждый охотник желает знать...»
Однако «девичья» картина «Заячье сердце» из ГДР вызвала у меня легкое недоумение: этот фильм, однозначно записанный посетительницами форума в категорию «женских», невозможно понять вне какого-то «сложного исторического контекста».
В детской и подростковой литературе или кинематографе советской эпохи нередко встречаются персонажи-травести; девочка переодевается в мальчика и влюбляется в обманутого ею партнера - нехитрый сюжет, используемый писателями или сценаристами. (Не будем искать корни, вспоминать Шекспира, сделаем ссылку на «Черную стрелу» незабываемого Р. Стивенсона, как на пример литературы из школьной библиотеки.)
Второй распространенный в СССР сюжет — когда из какого-то явного неприятия «гендерной идентичности» девочка вытаскивает из сундука брата или отца штаны и рубаху, умело маскируется с помощью кепки «под пацана». А далее начинаются приключения в суровом мужском обществе. Например, как в фильме «Девушка и море» (1981).
Советские режиссеры и сценаристы настолько любили переодевать девочку в мальчика, что иногда отказывались от точного понимания писательской задумки, вписывали в текст эпизоды с травести. Как в телефильме по сказке «Тим Талер, или Проданный смех» Джеймса Крюса. Реверс-трап Габи, она же Евгения Григорьева, это неестественный для Крюса персонаж, выдуманный Инной Веткиной, фанатичной любительницей травести. (Не верите? Смотрим «Приключения Буратино», «Про Красную Шапочку» и даже «Сказку о Звездном мальчике»!)
Сложнее с парнями. По традиции, мальчик переодевается в девочку, чтобы воспользоваться доверчивостью каких-либо простофиль («Приключених Гекльберри Финна», «Неуловимые мстители»).
У советского писателя-фантаста И. Варшавского космический курсант также «из хохмы» надевает девчачье платье, якобы искусно имитирует женское поведение. Автор пытается нас убедить: случайно напяливший юбку парень способен обмануть и соблазнить мужчину. Так, корабельный доктор пытается жениться на женоподобном курсанте. Знакомые с трансгендерной проблематикой люди сразу поймут, насколько слабо Варшавский разбирался в теме.
Опередивший свое время фильм «Заячье сердце» («Трус», «Hasenherz») от режиссера Гюнтера Фридриха, посвящен «мальчикоподобному чмо». Картина получила две премии на Берлинском кинофестивале 1988 года: Приз сенатора в честь женщин, молодости и семьи; Премия Детского фонда ООН (UNICEF).
Главная героиня — девочка Яни. Ее травят, разве что не избивают «телки со вторым размером», но в грязь «впинывают» крепко.
Философия Яни: весь мир Дота, альфачи — керри, омеги бродяги, они фармятся в лесу, иногда на мелкие ганки идут, но когда керри сдохнут, наступит звездный час. У Яни «тонны прохладных» о дежурстве в классе. Звездный билет в школьную «илиту» Яни получает от режиссера. Но ее берут на мальчишескую роль! По дороге из студии домой, Яни случайно помогает Сабине, девочке влюбчивой, не устоявшей перед обаянием киношного «принца».
Не буду пересказывать сюжет.
Но душой чувствуешь что-то трепетное, необычное в этом фильме.
Даже начало картины будто из другой эпохи, визуально совсем не «социалистическое». Какие-то ситуации кажутся неправдоподобными - может ли девушка Сабина, чувствительная и внимательная к мелочам, так легко обмануться? Влюбиться в другую девочку якобы потому, что мальчиковая одежда вводит в заблуждение?
В восьмидесятых годах трансгендерная кинематографическая психология еще ориентируется на К.Г. Юнга: в мужчине и женщине сосуществуют Анима и Анимус (мужское-женское), но в разных пропорциях. Следовательно, если девочка наденет мужской костюм и старательно «выдавит» из себя мальчика, она лихо превратится в парня на радость зрителю и сценаристу. Бесспорно, это наивное и ложное представление.
Справка.
Режиссер и актер Гюнтер Фридрих родился в 1938 в Цвиккау, последний фильм снял в 2005 году, а первый в 1971.
Как актер снимался, например, в сериалах «Архив смерти» (1980) и «Телефон полиции — 110», в фильме «Гибель корабля "Эмма"» (1974).
Кроме «Труса» в СССР известна еще одна детская картина Гюнтера Фридриха, «Операция "Скрипичный футляр"» (1985).
Гендерный трап (от англ. trap – ловушка, западня) – персонаж аниме или манги, по всем внешним признакам похожий на представителя противоположного пола. Часто встречаются в комедиях и в сёдзё. См. аниме «Мария Холик», «Эй, цыпочка!», «Президент студсовета – горничная!», «Молодые Мазохисты!!», «Хост-клуб старшей школы Оран», «У меня мало друзей», «Врата Штайнера», «Класс Убийц», «Ковбой Бибоп» и т.д.
Керри — персонажи в игре Дота, керри «тянут» команду (от англ. carry- таскать, нести, тащить).
Прохладная, «Cool story bro» (кулстори) — интернет-мем.
С английского дословно переводится как «крутая история, брат». Впрочем, имеют место и более творческие переводы вроде «хладна история твоя, боярин».
«Биомусор» - люди, которые должны «выпиливаться», потому что не приносят «пользу». Это «естественный отбор, ибо происходит самоочищение». Из форумов: «Нам не нужны уроды! Как биолог говорю! Развитие медицины дает жизнь всякому генетическому мусору. Гуманизм и религии опаснее фашизма.»
Биотян — см. «биологическая девушка».

Смотреть здесь https://www.youtube.com/watch?v=R9VoFGdJFfM

Милый Эп

Молодежная мелодрама «Милый Эп» Олега Фомина 1991 года.
Наверное, нельзя сказать, будто режиссер Фомин бездарь. По-своему впечатляющая картина: бодрый звук, динамичность, «атмосфера» поздней и уже агрессивной перестройки. На улицах лютуют гопники и хулиганы, партийцы и комсомольские вожаки рвутся в бизнес, «золотая молодежь» гордится своим богатством. Но как же Фомин умудрился «по-перестроечному» испоганить сентиментальную книгу Г. Михасенко! Фильм еще «советский», снят в 1991 году. Однако герои Фомина уже классовые, «позднегорбачевские»: Аскольд у Фомина не младой интеллигент-технарь, как в книге, но мажор и неуч. Отец у фоминовского Аскольда — скульптур, «потому что так круче». Это все та же психологическая нелогичность сценариев, характерная для постсоветского чернушного кино; ведь если у Михасенко яркие технократические черты Аскольда логично определяются профессией отца, инженера, то Фомин не думает, насколько он разрушает логику сюжета своими экспериментами. Побольше треша, драк и запоминающихся картинок! Да, жертва колхозного беспредела Граф (это кличка) почти обычный гопник.
Книга Геннадия Михасенко опубликована в Юности в 1975 году. Книга на удивление современная — после нескольких страниц трудно поверить, будто повесть сильно винтажная, «старая». Пусть заметны какие-то мелкие детали, особенно свойственные семидесятым. (Это преклонение перед роботами, радио, магнитофонами, перед «великой святой» и всеобщей любимицей семидесятых - электроникой.)
Фомин, будучи человеком перестройки, не может почувствовать трепетный дух раннего «технократизма». Для Фомина магнитофон предмет роскоши; в оригинале, у Михасенко, Аскольд восстанавливает магнитофоны из груды хлама.
Михасенко пишет о непривычных вещах: подросток, бросающий школу, беспричинное насилие в крестьянской семье, первые сексуальные эксперименты. Необычный для «молодежных» писателей язык. Конечно, дальше и больше поцелуев Геннадий Михасенко не может развивать сюжет, это вам не творения эротоманки-садомазохистки Натальи Штурм!
Тем не менее герои Михасенко разительно отличаются от трудолюбивых асексуальных персонажей книг, например, «Севастопольская девчонка» Фроловой, «Таня и Юстик» Железникова, «Вышли в жизнь романтики» Златогорова. Как писатель Геннадий Михасенко, что верно почувствовал Фомин, уже принадлежат восьмидесятым.

Контркультура в фотографиях, Майкл Леси

Непопулярный загадочный Майкл Леси и его книга «Смертельная поездка в Висконсин» («Висконсинская смертельная поездка», Wisconsin Death Trip).
О прекрасном как случайной встрече на анатомическом столе зонтика и швейной машинки.
Размышления о попытках создать фотографическую психоисторию. Вопросы для себя. Воспринимает ли «славянский менталитет» чуждые веяния, или пока еще мы с трудом признаем творчество некоторых журналистов-фотографов-художников-историков. Ниже, после длинного отступления, кажется понятным, почему так трудно подобрать слова.
Всплески западного полисинтетического творчества не всегда нравятся нам. Вроде как трудности «культурного перевода» на русский язык чужого национального творчества. Аллегорические иконы макабр, «западная некрофилия» не вызывает в России особого восторга, известных подражаний. Также нас еще не соблазняет европейская и американская увлеченность психоисторией.
Ипполит Тэн, французский историк литературы и искусства, в 1863 году опубликовал свой главный труд «История английской литературы».
В этой книге Тэн утверждает, что литература не простая игра воображения или не связанный с реальностью каприз пылкой головы, но точный снимок окружающих нравов и признак известного состояния ума. Отсюда Ипполит Тэн выводит концепцию, согласно которой литература определяется тремя главными факторами: расой, средой, историческим моментом.
Историка, философа, фотографа, журналиста Майкла Леси мы заочно знаем по обзору от Сьюзен Зонтаг, хотя влияние Леси на западную культуру ощущается даже сейчас. И творчество Майкла Леси удачно вписывается в
концепцию Тэна. За одним исключением — Майкл Леси как редактор склонен создавать цепочку из диких ужасов, порождающих безумие и преступления.
Пишет Уэйн Статик, лидер индастриал-метал группы Static-X.
«Коллекция фотографий и статей, описывающих жизнь в маленьком городе штата Висконсин. В книге были фотографии младенцев в гробах, сообщения из психиатрических больниц, детали сцен убийств... это невозможно забыть. Книга произвела на меня огромное впечатление.»
Кому интересны болезни, психические заболевания, бытовые преступления и сельские похороны?
Майкл Леси пытается философствовать: существует искусство, порождающее искусство. Сумасбродные фантазии одного человека заставляет творить других людей. Неважно, насколько качественно «первотворчество», но возникает отклик в душах, запускается генератор идей.
Книга Леси вдохновила несколько музыкантов; неформалов или любителей популярной музыки, конечно, вряд ли заинтересует опера или кантата, но творение британской пост-панк группы покажется по крайней мере интересным. Совсем недавно Тим Рафаэль с композитором Джеффом Берконом воспользовались сюжетами книги. На книгу ссылаются австралийский писатель Род Джонс и американец Стивен Кинг. Боб Дилан цитирует Леси. Эстетика «Смертельной поездки в Висконсин» пронизывает культовый фильм Уолтера Мёрча «Возвращение в страну Оз» (Return to Oz, 1985).
«Портреты, которые вы видите, - это портреты людей, живших когда-то... Идеей [романа] я загорелся в 1973 году. Огонь в моем сердце и голове был вызван блестящей книгой Майкла Леси.» Выражает признательность Роберт Гулрик в книге «Верная жена».
В 1999 году Джеймс Марш снял драму с одноименным названием.
Картину с русскими субтитрами можно найти в интернетах.
Наконец, «Смертельная поездка в Висконсин» переиздавалась - в мягкой обложке в 1991 г., затем ее вновь подготовили к печати в 2000 году.
Творение Майкла Леси появилось на свет в 1973 году, в эпоху длинноволосых хиппи. Время «Беспечного ездока», развратных бандитов Чарльза Мэнсона, Ангелов ада, Тобе Хупер уже снимает кровавое кино-гротеск, «Техасскую резню бензопилой».
На английском языке книга называется «Wisconsin Death Trip».
В те годы «трип» (поездка) подразумевает нечто больше, чем просто перемещение из точки А в точку Б. Трип как наркотическое путешествие в загадочный, иногда жуткий мифический мир, созданный фантазией и наркотиками. Да, умопомрачительный опыт может быть плохим.
Книга сверствана из коллажей Леси и фотографий, сделанных в Блэк Ривер Фолс между 1885 и 1900 гг. фотографом Чарльзом ван Шейком; вкрапления отрывочных газетных сообщений об убийствах и похоронах, городские сплетни, какие-то литературные цитаты.
Как пишут критики: в текстах создается каталог поджогов, жестокости, слабоумия, самоубийств и убийств, банкротств, инцестов, ранних смертей и эпидемий дифтерии и оспы. Женщины убивают себя от горя — у них погибли дети. Мужчины сводят счеты с жизнью из-за безработицы. Брат и две сестры сходят с ума; какая-то женщина отравляет ребенка стрихнином, а кто-то режет живот ножом мясника. Две пожилые женщины, от отчаяния облившись керосином, сгорают в ярком пламени.
Хрупкие стеклянные негативы Чарльза ван Шейка сохранились не все. Из сохранившихся 3000 работ Майкл Леси выбрал около 140 красноречивых изображений.
Среди них шокирующие и трогательные фотографии мертвых младенцев в гробах.
Возмутительная встреча двух эпох — в Америке гангстеров, ирландских эмигрантов, времени драк между католиками и протестантами «визуальные запреты» были другими. Считалось допустимым фотографировать смерть детей, но обнаженное тело непристойно и преступно. Мораль в искусстве изменилась, поэтому сегодня нас шокирует прежнее благопристойное.
Интервью Роберта Бирнбаума (2003) наиболее информативное из мне известных.
Майкл Леси считает себя «хорошим фотографом», хотя сегодня он профессор журналистики в колледже Массачусетса.
Сначала Леси подумывал о кинокартине. (Возможно, в стилистике монтажёра, , сценариста и режиссёра Мэри Суини, гражданской жены Д. Линча?) Однако снять кинокартину — дорогое удовольствие.
- Проще создать фильм «в виде книги», - говорит Майкл, подразумевая семидесятые годы. - И наверное, во многом виновата скука, в то время я собирался получить степень доктора философии, но было очень скучно. Я пошел смотреть волшебную коллекцию фотографий Поля Вандербильта. Огромное количество никому не известных фотографий!
Из-за скуки Майкл начал работать над книгой сорок с хвостиком лет назад.
На фотографиях из коллекции Поля Вандербильта вы видите незначительные скучные события, эпизоды человеческой жизни. Люди рассказывают друг другу истории, как в работах иного известного автора этого жанра, Зандера. Коллекция Поля, можно сказать, повторяет философию немецкого фотографа Зандера. Будничная жизнь жителей небольшого города. Так начинается психоистория от Майкла. В интервью Бирнбауму Майкл Леси цитирует Карла Юнга, психиатра Роберта Лифтона, Эдгара Доктороу, Курта Воннегута. Не забывает загадочного ученого и мистификатора Великовского, Элиаде и Зигфрида Гидиона (помните, «архитектура как объем, от которого исходит радиация»?)
Пытаются ли историки «подтянуть» посредством психоистории науку к реальности, из уважения к жизни, ведь жизнь невозможно представить линейной.
Коллажи, говорит Майкл Леси, были вдохновлены работами Макса Эрнста и Хартфилда. Ибо все сюрреалистические события происходят во Франции, однако политическая история совершается в Германии после Первой мировой.
Небольшая справка: создатель пролетарского антифашистского, антиимпериалистического фотомонтажного плаката Хельмут Херцфельд, лауреат Национальной премии ГДР (1957), в свое время принадлежал к «политическим дадаистам».
Марк Фини, ранее бравший интервью у Леси, пытался понять, что такое творчество Леси. Искусство или история, документальная фотография или литературное произведение?
Отвечает Майкл Леси: Я верю, существует истина, можно использовать все извращения фантазии, чтобы рассказать какую-то версию истины.
Майкл Леси использует технику монтажа, чтобы усилить какие-то ключевые идеи. В книге используются гравюры: шляпы, револьвер, салфетки и корсеты, железнодорожный локомотив и т.д.
Действительно, заметна контркультурная стилистика и чувствуется влияние викторианских коллажей Макса Эрнста.
С точки зрения Леси, текст состоит, как и музыка, из тона и ритма. Те, кто читал книгу, не смогут сказать, что это поэзия или история, выдумка или дискурс, мистификация или откровение. В конце книги Майкл Леси также делает выводы о связи жесточайших условий капиталистического производства и обсессивно-компульсивного поведения, паранойи. Безработица, внезапная смерть родственников, люди боятся за себя и своих близких. Американская мечта как американский кошмар, замечает Уоррен Сусман в рецензии на книгу Майкла Леси.

Collapse )

Похищенный дирижабль (1966)

Немного детского кино. Модный ныне стимпанк имеет прекрасную древнюю родословную. Но отказавшись от изысканий и размышлений на историческую тему, легко найти все обязательные элементы стимпанка в детском чешском кинематографе шестидесятых годов. В этом нет ничего удивительного, и контркультура часто воздействовала на авторов подросткового кино. Скажем, такая экзотическая книга, как «Смертельная поездка в Висконсин» Майкла Леси сильно повлияла на стилистику детского (sic! представляете себе мрачнейший фильм для детей, да?) фильма «Возвращение в страну Оз» от соавтора-сценариста «Галактики ТНХ-1138»
И Чехия — страна, с могучей визуальной культурой. Не верите? Посмотрите хотя бы в Википедии самых известных фотографов 20 века — наверняка сразу же найдете выходцев из Чехии. Ганзелка, Судек, Дртикол, Куделка, Саудек и Чапек — и это еще не все замечательные фотографы!
Знакомимся, Карел Земан (чеш. Karel Zeman; 3 ноября 1910 г. Остромерж — 5 апреля 1989, Злин) — чешский режиссёр, мультипликатор и сценарист. Один из основателей кукольной мультипликации.
А фильм «Похищенный дирижабль» (1966) — великолепное сочетание анимационных технологий и «технократического упоения», ага, поэзия, на пене которой рождается и процветает стимпанк.
Полностью можно посмотреть на русском языке, например, здесь https://vk.com/video14467049_171787385

Фильмы эксплуатейшн в советском кинопрокате

К беседе с Аней и Смайлом. Секс в СССР. Известен ли советскому человеку, например, садомазохизм? Насколько добропорядочные граждане были в курсе мировых литературных и кинематографических веяний?
По традиции начнем с шестидесятых — время культурной и сексуальной революции, чуть позже в мировой кинематограф уже на полных правах войдут жанры «nazi exploitation» и «slave exploitation». А что же происходит в странах соцлагеря? Неужели международные тенденции не проникают за «железный занавес»?
Действительно, в Европе и США периодически затевают дискуссии об особенностях «эротики» в СССР и странах соцлагеря. Споры возникают не на пустом месте, часто после появления очередного научного исследования или культурологического трактата. Также не секрет, что эксплуатация скандального сексуального частенько служит неблаговидным политическим целям; обвинения в непристойности последовательно использовались (используются) в публичных пропагандистских кампаниях. Здесь современным исследователям «сексуальности» в СССР приходится осторожничать: во-первых, со времен октябрьской революции на западе «считалось», дескать, «большевики уничтожают семью и внедряют групповые браки и прочие перверсии», то есть секс при социализме есть, но это извращенный секс. Под шумок уже в шестидесятых во времена маккартизма американцы засудили по обвинению в гомосексуализме тогдашнего председателя компартии, еще раньше под раздачу «свободолюбивых» американцев попал отец сексуальной революции Вильгельм Райх, умерший в тюрьме. Обвинение, разумеется, стандартное — непристойность. Во-вторых, наблюдается прямо противоположная тенденция — когда на голубом глазу нас убеждают, что в СССР секса не было и быть не могло.
Последнее активно поддерживается недобросовестными постсоветскими исследователями и политиками, прежде всего «школой» академика И. Кона. К сожалению, известного рода ангажированность Игоря Кона дурно повлияла на русское общество: ведь убежденность «пионера советской сексологии» в невозможности сексуального в СССР последовательно заставляла академика закрывать глаза на очевидное. Ибо цензура! Проклятая цензура, палка в колесе эротики! Но разве успешно существующая до сих пор японская цензура изничтожила эротику и порнографию в стране восходящего солнца? Кон не эрудит и тем более не мыслитель, а пропагандист — именно поэтому его книги охотно переводятся и доступны западному читателю.
В последнее время в России начали появляться религиоведческие и литературоведческие работы, в которых более откровенно рассматриваются вопросы российско-советской «сексуальной истории». Здесь хотелось бы упомянуть прежде всего книгу Ольги Матич «Эротическая утопия. Новое религиозное сознание и fin de siecle в России». В России выпущена в 2008 году. Внучатая племянница Шульгина, живущая в США, добросовестно углубляется в дебри вопросов эротизма в литературно-поэтическом мирке «серебряного века».
Вероятно, несколько шокировали западных ученых книги вновь «открытого» после перестройки Семенова. Сергей Александрович Семенов — пролетарский писатель, сын рабочего. Член ВКП(б). сражался на фронтах гражданской войны. Затем — на партийной и советской работе. Участник героического похода «Челюскина», орденоносец. В 1927 году писатель решился ознакомить читателя с еще не конца «проработанным» романом «Наталья Тарпова». Тема романа — любовь Тарповой к классово чуждому инженеру Габруху. Коммунистка, председатель фабзавкома Тарпова ищет новые формы семьи, исповедует теорию и практики свободной любви, снятия запретов.
Однако вернемся к теме социалистического кинематографа.
Апологеты Игоря Кона ссылаются прежде всего на «целомудренность» советского кинематографа. Совершенно безосновательно отказываясь изучать влияние на общество в СССР западного кинематографа (ага, всю эротику «вырезали»!) или кинематографа стран социалистического лагеря.
Однако «сексуальная политика» в социалистических странах отнюдь не всегда соответствовала советской или «капиталистической»: так, сразу после второй мировой войны, гомосексуализм в восточной Германии не преследовался, в отличие от ФРГ. Совершенно фантастической кажется судьба венгерского режиссера и сценариста Миклоша Янчо. В 1968 в Будапеште Янчо познакомился с итальянской журналисткой и сценаристкой Джованной Гальярдо; они уехали в Рим, где Янчо работал почти 10 лет, изредка наведываясь в Будапешт. Конечно, «Звёзды и солдаты» в советском прокате подверглись цензурным правкам (насколько я помню, с согласия режиссера), но еще в 1976 году режиссер снимает эротическую ленту «Частные пороки, общественные добродетели», входящую в золотой фонд международной эротики.
Разумеется, это по-своему уникальная история, а нас интересует совсем-совсем иное.
Я не буду сейчас выкладывать весь список фильмов советского кинопроката с элементами «непристойности», так как последнее время меня интересуют ранние «тематические» фильмы: возникшее в конце шестидесятых и семидесятых многочисленные фильмы «nazisploitation». По мнению некоторых искусствоведов, эти фильмы «выражают скрытое и не до конца осознанное раскаяние европейцев». Драматургические стереотипы строятся вокруг «эротики нацизма», иногда в духе «крови и секса» Юнгера. Названия кинолент говорящие, пожалуй, всем известные - прежде всего популярнейшая до сих пор картина «Ночной порьте» или уже менее популярная «Илза – волчица СС». Удивительно, но режиссеры и сценаристы социалистического лагеря также оценили открывающиеся возможности нового жанра. Знакомимся, картина «Лев готовится к прыжку» от Mafilm , 1969 год, режисер и сценарист Дьeрдь Ревес, Венгрия.
Это один из первых фильмов с элементами жанра «nazi exploitation». Сюжет незатейливый и по сути пародия на «бондиану». Дочка известного врача, бывшего нацистского изобретателя «вируса смерти», попадает в руки злодеев (тоже бывших нацистов), желающих получить смертоносную вакцину. Соратница руководителя банды, некая гестаповская дамочка со склонностью к садомазохизму, заставляет похищенную девушку участвовать в бдсм-сессии. К счастью, главный герой - сотрудник контразведки и ловелас - спасает девушку.
Чуть позднее напишу о фильмах жанра т. н. «sexual slavery» в советском кинопрокате.
Отрывок из фильма «Лев готовится к прыжку» смотреть здесь http://vk.com/video17020639_171321477

SF Weekly, Боб Уитби , «Моя жизнь евнуха »

Несколько лет назад жена моего старого приятеля, религиовед по профессии,
занималась историей скопчества в России. Известная ныне книга А. А. Панченко, «Антисексуальность в русской народной культуре: идеология и мифология скопчества», как мне помнится, еще не вышла, поэтому девушка постоянно сталкивалась с трудностями. Однако к тому времени в русском сегменте Интернета уже были форумы, где общались настоящие и потенциальные евнухи. Наверное, самый известный форум — некий весьма замаскированный «клуб» под руководством «скопца» Энди. В основном на этом форуме публиковались рассказы на соответствующую тему. Разумеется, сайт закрыли, но частично авторы текстов и активные участники форума перешли в группы Вконтакта. Некоторые русскоязычные работы еще недавно можно было видеть на англоязычных сайтах, однако нынешняя политическая ситуация не благоприятствовала добровольным евнухам, поэтому и эти сайты в чем-то повторили судьбу русских форумов. Безусловно, какие-то «осколки» все еще можно увидеть в Интернет (ибо написанное пером не вырубишь топором), но даже корифей «темы» Давид Бален отказался от публикации всех своих произведений, убрал с Прозы.ру наиболее одиозные работы.
Впрочем, для серьезно интересующихся темой можно рекомендовать многочисленные научные исследования. Например, вполне доступны статьи из библиографии работы «Voluntary Genital Ablations: Contrasting the Cutters and Their Clients», опубликованной в августе 2014 г. Читать здесь (на английской языке).
http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC4184492/
Ниже, пожалуй, самое обширное интервью с добровольными евнухами, я перевел его сегодня утром, так что как всегда сократил текст и не очень заботился о стилистических нюансах.
*************
SF Weekly, Боб Уитби, «Моя жизнь евнуха», вольный перевод с комментариями.
*************
Лет сорок назад случилось событие, определившие судьбу Мерина. В то время ему было 12 лет, он поехал в школу на автобусе. В переполненном автобусе пареньку пришлось стоять. Однако дорога была неровная и Мерин случайно толкнул мальчика, стоявшего перед ним.
- Парень очень спокойно оглянулся назад и столь же невозмутимо схватил меня за мошонку, сильно сжал ее, - вспоминает Мерин. - Если ты опять толкнешь меня, я раздавлю твои яйца.
Ощущение было мучительным, унижающим и прекрасным. Мерин впал в какое-то экстатическое состояние, его приводила в восторг сама идея, что другой человек может так просто поставить его на колени. И Мерин много лет мучительно и восторженно размышлял на эту тему. Случайное событие превратилось в одержимость, а в конечном итоге Мерин стал тем, кого на языке «бодимодифицированных» людей называется «cutter». Мерин скопец и кастрирует людей по их желанию.
Впрочем, этот путь не был безоблачным. Первая попытка самокастрации оказалась неудачной: он чуть не истек кровью. После второй попытки, в 1994 году, Мерин наконец-то стал евнухом.
Естественно, я не называю его настоящего имени, поэтому «Мерин» в моей статье лишь псевдоним. Мерину 54 года, но он легендарная фигура в субкультуре евнухов. Мерин пишет пропагандистские статьи и дает консультации тем людям, которые решаются на столь радикальный поступок. В течение последних четырех лет он консультировал около 4000 человек. Мерин также берет на себя роль посредника между ""cutter" и потенциальными "cuttees", однако очень редко самостоятельно проводит операции.
- Я хочу помочь людям, - сообщает Мерин, - Это одна из причин, назовем ее гуманистическим позывом; но я не скрываю, что процедура приносит какое-то сексуальное наслаждение.
Внешне Мерин совершенно не выделяется. У него крепкое телосложение, короткая борода и столь же короткая стрижка. Он открытый гей, предпочитает "быть снизу", но согласен доминировать, если возникает подходящая ситуация. Мерин называет себя "медведем" из-за внушительного числа волос на теле.
В беседах с ним мы затрагивали разные темы: от особенностей компьютерных языков программирования до истории пыток; мы даже говорили о теории хаоса.
Мерин с конца 60-х годов консультант по компьютерным технологиям. Он живет в бунгало в Южной Флориде, у него дом с черепичной крышей и бассейном.
Так что для соседей Мерин вполне добропорядочный буржуа.
Однако его страничка (http://bme.freeq.com/people/gelding.html) сразу производит иное впечатление. Вы увидите огромное количество шокирующих фотографий, также на сайте размещена фантастическая история самокастрации.
Мерин пишет в своем рассказе: «Я отдыхал в далеком и незнакомом городе, меня взяли в заложники два парня в кожаных куртках и с волосатыми телами. Они завязали мне глаза, отвезли в какое-то тайное место и привязали к столу. Меня заставляли нюхать амилнитрит и курить анашу, в это же время они жестоко обвязали мою мошонку проводом. В какой-то момент старший из парней мгновенно выхватил нож и быстрым ударом превратил меня в евнуха. Боль ввела меня в шоковое состояние, но это было неожиданно и очень стремительно. Я тупо уставился на руку этого парня. Я испугался, но испытал приступ дикого сексуального возбуждения.»

Collapse )

Гойко Митич - великий социалистический хиппи

– Когда я был мальчишкой, то смотрел знаменитые вестерны с Джоном Уэйном и другими голливудскими актерами. В этих фильмах тоже мелькали индейцы, но они, как правило, были плохие – дикий и жестокий народ. Поэтому во время наших детских игр я никогда не хотел быть индейцем. Но если человек занимается историей индейских племен, знает их быт и традиции, как знала их Лизелотта Вельскопф-Хенрих, то смотрит на индейцев совсем другими глазами.
Гойко Митич, интервью с Сергеем Прокошенко.

Некогда я обратил внимание на почти случайную фразу Саши Пессимиста (кажется, в романе Человек на дороге). Саша Пессимист писал: "Волосы легли мне на сердце легко и естественно. Я полюбил длинные волосы с тех пор, как увидел смуглого Гойко Митича – благородного индейца моего детства, героя гэдээровских фильмов. А потом в прокате появились мушкетеры, тоже не лысые."
Прочитав эти строки, я дал себе слово написать небольшую заметку по истории "социалистический индейцев". В самом деле, индейцы студии DEFA - это еще не хиппи, но влияние индейских мотивов на нашу субкультуру очевидно. Итак, выполняю обещание, данное самому себе.
Серб Гойко Митич, упомянутый как бы случайно Сашей Пессимистом, родился в городе Лесковац, бывшая Югославия. Учился в Белградской академии физической культуры. В 1960 году Гойко Митич начинает работать в кино как дублер. Он впервые снимается в английском историческом фильме "Ланселот и королева", играет в массовке других кинофильмов.
Его карьера "великого социалистического индейца" начинается на сьемках в картинах по книгам Карла Мая.
- Я участвовал в трех "индейских" фильмах по мотивам произведений Карла Мая, которые снимала тогда Западная Германия с Пьером Брисом в главной роли, - говорил Гойко в известном интервью Сергею Прокошенко
(см. "Русская Германия", N-52/2000).
Затем его замечают режиссеры студии DEFA, съемочная группа которой приехала в Югославию для работы над первым фильмом "индейской серии". Первая картина серии, "Сыновья большой медведицы", режиссер Йозеф Мах, где играет главную роль Гойко Митич, имела колоссальный успех, её просмотрели 10 миллионов человек только в ГДР. Поэтому в 1967 году был выпущен новый фильм - "Чингачгук - Большой Змей" (этот фильм был закуплен для проката в СССР) .
Сценарий "Сыновья Большой Медведицы" был создан по одноименному роману немецкой писательницы Лизелотты Вельскопф-Хенрих. В интервью Прокошенко Гойко замечает, что различие между Вельскопф-Хенрих и Карлом Маем очевидно: Карл Май побывал в США лишь один раз уже в преклонном возрасте и никогда не жил среди индейцев, а вот Вельскопф-Хенрих жила, поэтому лучше знала то, о чем пишет.
Небольшое отсутпление. О выдуманных индейцах авторства Карла Мая (нем. Karl Friedrich May; 25 февраля 1842, Эрнстталь, Саксония - 30 марта 1912) я узнал случайно - кажется, прочитал в дореволюционной автобиографии известного семинариста. Отзыв был весьма скептическим, вроде "дык, идиотики-гимназисты взахлеб читают этого пройдоху". Много лет спустя, будучи уже более подкованным в вопросах истории приключенческой литературы, я понял, что Карл Май вполне "достойно" занял свое место в "плеяде" родоначальников литературы для взрослых, желающих погрузиться в мир воображаемых авантюр. В самом деле, Карл Май двенадцать лет сидел в тюрьме, бродяжничал и воровал, так что был знаком с миром авантюристов весьма серьезно.
Однако в СССР его книги не пропагандировались: писателю не повезло.
Как гласит легенда, в юности Адольф Гитлер был ярым поклонником литератора-авантюриста, поэтому книги Карла Мая как-то "неявно" упоминались в детской литературе СССР.
Действительно, Карл Май лишь перед смертью побывал в Америке, поэтому все индейские персонажи писателя лишь плод чрезвычайно бурной писательской фантазии. Впрочем, достаточно вспомнить издевательские (но вполне объективные) статьи Марка Твена о Фениморе Купере, чтобы понять: приключенческая литература раннего периода грешила чрезмерной "фантастичностью" сюжетов. Также показательна судьба иного писателя и якобы научного "переводчика": британского путешественника, писателя, поэта, этнографа, гипнотизёра, фехтовальщика и дипломата, капитана сэра Ричарда Фрэнсиса Бёртона.
Этот замечательный авантюрист весьма своеобразно перевел книгу "Тысяча и одна ночь", перевел явно в угоду и потаканию интересам английских эротоманов.
Замечу, так как русскоязычная Википедия зачастую сознательно замалчивает интереснейшие факты, то история переводов восточной эротической литературы вызывает у нашей "литературной" либеральной тусовки, ориентированной на Вики, множество гневных наездов на русских ученых-переводчиков до сих пор. Так, переводы М. А. Салье и И. Ю. Крачковского кажутся современным западникам "неправильными", дескать, Бертон-то не опускал гомосексуальные и прочие явно порнографические эпизоды из своих переводов! (И поэтому Салье и Крачковский явные гомофобы, ага.) Некогда я намекнул апологетам Бертона на тот факт, что сэр капитан был известным эротоманом, отнюдь не брезгующим фальсификациями, но мои литературно-исторические экзерсисы остались непонятыми.
К слову сказать, Бертон в Индии получил кличку "Белый негр", что особенно интересно, если вспомнить известнейшую книгу Нормана Мейлера с одноименным названием.
Впрочем, вернемся к нашим индейцам.

На фотографии - мы с панками делаем фотосет в Царицыно "по мотивам Гойко Митича" (кто не знает это дерево с дуплом около ворот главного архитектурного комплекса, рядом с лавочками?). Панки изображают ирокезов, а на главной роли юный пионер-хиппи, коего мы почти насильно фотографируем)
Продолжение и фотографии см. под катом.



Collapse )