Category: музыка

Панкующий Лондон

«...Богачи надевают специально пошитые дорогие лохмотья; ткани будто окрашены рвотой и мочой, но при ближайшем рассмотрении оказываются декорированными замысловатыми вышивками из тонких золотых нитей. Видны прикиды клошаров из тончайшей ткани, потертые аристократические пиджаки, наркоманские фетровые шляпы, якобы дешевые сутенерские костюмы с тонкой гармонией красок.» (Берроуз, 1969 )
Панк более чем любая другая субкультура с мрачной решимостью нарушает нормы и вызывает яростное неодобрение общества. Поэтому мы начнем с панков и будем возвращаться к панкам на протяжении этой книги.
Горячее и сухое английское лето 1976 года. С мая по август Лондон томился, изнемогал под ярким светящимся небом в неизбежном тумане выхлопных газов. Проклятье жгучего солнца добавилось к общему кризису. Поскольку проходили недели и месяцы, а волна жары по-прежнему не спадала, была официально объявлена засуха.
В августе ограничили потребление воды, на полях сгорели зерновые культуры. Казалось, наступил конец. Погоду объявили противоестественной, в конце августа случилось еще событие.
На Ноттинг-Хиллском карнавале, празднике, призванном смягчать расовые противоречия, произошли беспорядки. По улицам ходили сердитые черные молодые люди, власть привела полицию в боевую готовность.
На экранах страны - толпы молодых чернокожих британцев, телевидение выдумывало страшные образы «других» негров.
Именно во времена этого странного апокалиптического лета, панк субкультура сенсационно вышла на страницы музыкальной прессы.
В Лондоне на Кингс Роуд появляется новый стиль, сочетающий в себе элементы, взятые из нескольких молодежных течений. Панк претендовал на продолжение сомнительных традиций: в одежду от Дэвида Боуи и блестящие прикиды рок-музыкантов добавлены элементы американского прото-панка, модов и регги.
Не удивительно, что в результате получилась неустойчивая мода панка: глэм-рок призывал к нарциссизму, нигилизму и гендерной путанице, американский панк предложил эстетику минимализма; от регги заимствовали экзотическую и опасную ауры запрещенной идентичности. Вас боятся, круто! Весь противоестественный ансамбль, в буквальном смысле соединенный булавками, скоро становится знаменитым и популярным у кинематографистов и фотографов.
В 1977 году панк попал в таблоиды как сенсация, странным образом соединив в себе течения разных эпох.
Кожаные куртки, невообразимого фасона тапочки, яркие носки, пиджаки бомжей и сапоги - на теле панка «прикид» скреплялся булавками, пластиковыми прищепками, цепями и ремнями. Это привлекало внимание, поэтому панк остается особенно подходящим для изучения; кроме того, в панк-стиле искажены и отражены все основные послевоенные субкультуры. Но прежде чем мы сможем интерпретировать значения этих субкультур, необходимо показать последовательность событий.
Скука в Вавилоне.
«Обычная жизнь настолько скучна, что я получаю от нее всего лишь столько, сколько возможно.» (Steve Jones, «Sex Pistol», цитата из Melody Maker)
Кажется вполне естественным, что неестественный
«синтез панка» должен был появиться на улицах Лондона тем странным летом.
Видения апокалипсиса носились в воздухе и риторика
панка пропитана концом света. Панк казался гибридом и неустойчивым слиянием двух радикально отличающемся языками культур регги и рока.
Именно здесь мы сталкиваемся с первым эндемичным
противоречием, возникшим из антагонистической истории английского панка.
Дэвид Боуи и панк-группы Нью-Йорка черпают вдохновение из признанных художественных источников, заимствуют от литературного авангарда и андеграундного кинематографа.
Патти Смит, панкушка и бывшая студентка-гуманитарий, утверждала, будто изобрела новую форму «рок- поэзии», основанную на стихах Рембо и прозе Уильяма Берроуза. Ричард Хэлл увлекается Лотреамоном и Гюисмансом.
Британские панк-группы, как правило, моложе американских коллег; также английские панки «пролетарские», плохо знакомы с классической литературой.
(Пусть хорошо известны связи между американским панком и британским: через Э. Уорхола в США или The Who и Clash в Великобритании, через подпольное кино, авангардное искусство. К началу 70-х годов это взаимодействие приводит к появлению полноценной нигилистической и полиморфной эстетики, извращенной сексуальности, обсессивному индивидуализму, генерирует огромное число споров среди поклонников рока. См. Melly, 1972; Taylor и Wall, 1976)
Молодежь переносит отчуждение на себя, как пишут Ян Тейлор и Дэйв Уолл. Панк - последняя фаза в этом процессе.
В панке отчуждение начинает почти осязаемо ощущаться.
Заимствованные из рока солипсизм, невроз и яркость перечеркиваются взятыми из регги императивами. И здесь сразу вспоминается панк-группа Clash, которая находится не только под сильным влиянием музыки регги, но и склоняется к визуальной черной иконографии, к ямайскому уличному стилю.
Панк и черные английские субкультуры тесно соединены на структурном уровне.
Однако невозможно правильно декодировать этот диалог: потому что историю регги следует проследить до Вест-Индии, а британские субкультуры необходимо интерпретировать как последовательность ответных реакций на черную иммиграцию в Великобританию с 1950-х годов и далее. Collapse )

Дик Хэбдидж, Субкультуры, значение стиля

Дик Хэбдидж, Субкультуры, значение стиля. Главы из книги

Наверное, надо весь перевод выложить, но лениво-то как! Короче, для тех, кто не знает. В мире есть три крутых исследователя панка. Стюарт Холл, Хэбдидж и, наверное, еще один человек... о нем потом. Стюарт и Дик — неомарксисты, это ежику понятно. Холла я переводить не стал, зато ниже часть перевода из Хэбдиджа. Книга у него большая, я буду кусками размещать самое интересное на мой взгляд)
«Богачи надевают  специально пошитые дорогие лохмотья; ткани будто окрашены рвотой и мочой, но при ближайшем рассмотрении оказываются декорированными замысловатыми вышивками  из тонких золотых нитей.  Кое-где видны прикиды клошаров из тончайшей ткани, потертые аристократические пиджаки, наркоманские  фетровые шляпы, якобы  дешевые сутенерские костюмы с тонкой гармонией красок.» (Берроуз, 1969 )
Панк более чем любая другая субкультура с мрачной решимостью нарушает нормы и вызывает  яростное неодобрение общества.  Поэтому мы начнем с панков и будем возвращаться к панкам на протяжении этой книги.
Горячее и сухое английское лето 1976 года.
С мая по август Лондон  томился, изнемогал под ярким светящимся небом в неизбежном тумане выхлопных газов. Проклятье жгучего солнца добавилось к общему кризису.  Поскольку проходили недели и месяцы, а волна жары  по-прежнему не спадала,  была официально объявлена засуха.
В августе ограничили потребление воды, а на полях сгорели зерновые культуры. Казалось, наступил конец. Погоду объявили противоестественной,  в конце августа случилось еще  событие.
На  Ноттинг-Хиллский карнавале, празднике, призванном смягчать  расовые противоречия, произошли беспорядки.
По улицам бродили сердитые черные молодые люди, власть привела полицию  в боевую готовность.
На  экранах страны - толпы молодых чернокожих британцев,   телевидение  выдумывало страшные образы «других» негров. 
Именно во времена этого странного апокалиптического лета,  панк субкультура сенсационно вышла на страницы музыкальной прессы.
В Лондоне на Кингс Роуд  появляется новый стиль,
сочетающий в себе элементы, взятые из нескольких  молодежных течений.  Панк претендовал на  продолжение сомнительных традиций: в одежду «от   Дэвида Боуи» и блестящие прикиды рок-музыкантов добавлены элементы  американского протопанка, модов и регги.
Не удивительно, что в результате получилась неустойчивая панк мода:  глэм-рок призывал к нарциссизму, нигилизму и гендерной путанице, американский панк предложил эстетику минимализма;  от регги заимствовали экзотическую и
опасную  ауры запрещенной идентичности. Вас боятся, круто!  Весь противоестественный ансамбль, в буквальном смысле соединенный булавками,  скоро становится знаменитым и популярным у кинематографистов и фотографов.
В 1977 году панк попал в таблоиды как сенсация, странным образом соединив в себе течения  разных эпох.
Кожаные куртки, невообразимого фасона тапочки, яркие носки, пиджаки бомжей и сапоги -   на теле панка «прикид» скреплялся булавками,  пластиковыми прищепками, цепями и ремнями. Это привлекало внимание,  поэтому панк остается особенно подходящим для изучения; кроме того,  в панк-стиле искажены и отражены все основные  послевоенные субкультуры.  Но прежде чем мы сможем интерпретировать значения этих субкультур, необходимо показать последовательность событий.
Скука в Вавилоне.
«Обычная жизнь настолько скучна, что я получаю от нее всего лишь столько, сколько возможно» (Steve Jones, "Sex Pistol", цитата из "Melody Maker")
Кажется вполне естественным,  что неестественный
«синтез панка» должен был появиться на улицах Лондона тем странным летом.
Видения апокалипсиса носились в воздухе и риторика
панка пропитана концом света. Панк казался гибридом и неустойчивым слиянием двух радикально отличающемся языками культур регги и рока. 

Очень рекомендую смотреть Подпольные Передачи Жабера - №1 - Зародышь Панк Рока (ППЖ Video)



Collapse )

Хаос и разруха, Танцуй рок с утра до утра

Таинственный выдуманный мир рок-журналистики, начало: сатанинские фильмы. Хаос, кровь, разруха в кинотеатрах.
Чтение «рок-журналистики» за пятидесятилетней период - это увлекательное путешествие. Сначала мы чувствуем недоумение музыкантов, тихую ревность Пабло Казальса или Луи Армстронга, затем приходит время критики и недовольства, нас охватывает индуцированное презрение, еще позднее журналисты прибегают к восхвалению... пока еще заказному, хвалят только избранных. Потом неожиданно рок-журналисты создают специфический язык, и через барьеры околомузыкальной терминологии, со «своей» стилистикой приходит эра «музыкальных журналистов».
Кое-кто ядовито утверждает: рок-журналистика создается как «музыкальная критика для нищих и пролетариев». (Похоже, религиозную критику рок-музыки, католическую или протестантскую, следует рассматривать отдельно — как мощную волну средневековой демонологии, страхов и психологического дискомфорта.) Но сейчас очевидно - рок-журналисты нас обманывали всегда. Хвалебные статьи такие же ангажированные, как и первые критические от «классических музыкантов» или советские пропагандистские.
Если же говорить о СССР, то уже сразу задаешь забавные вопросы: имеет ли поздняя горбачевская рок-журналистика что-то общее с советским христианством — когда информация о религии заимствовалась из атеистических словарей, затем «переворачивалась наизнанку». А как ранняя, еще наигранно презрительная рок-журналистика составляла свои «рейтинги» популярности, чем руководствовались советские авторы книг о «буржуазной массовой культуре» при выборе материала? Что ж, потихоньку будем погружаться в мир советской журналистской музыкальной мысли.
Эпизод первый. Зловещий рок-н-ролл.
По мнению «исследователя» О. Феофанова, фокстрот был веселым танцем, а рок-н-ролл в исполнении сверстников и поклонников Элвиса Пресли неожиданно приобрел довольно зловещий характер. Он не приносил радости, он каким-то загадочным образом вселял дух разрушения. Наэлектризованные диким ритмом рок-н-ролла, мальчишки и девчонки разносили вдребезги все, что попадалось им под руку.
«...Шумной и пенной волной рок-н-ролльные дебоши прокатились чуть ли не по всем крупным городам США и Канады и выплеснулись на противоположные берега Атлантики.
12 сентября 1956 года в английском городе Манчестере в кинотеатрах, где демонстрировался фильм «Танцуй рок с утра до утра», подростки, взвинченные фильмом, швыряли с балконов в зал электрические лампочки, зажженные сигареты, поливали сидящих в зале из огнетушителей.
Местные власти в ряде городов запретили демонстрацию фильма «Танцуй рок».
Пытаясь найти объяснение вспышке этих дебошей, манчестерская газета «Гардиан» растерянно писала, называя рок-н-ролл новой религией: «Этим, пожалуй, должны заняться антропологи, это похоже на пляски диких племен под бешеную дробь барабанов и исступленные выкрики».
19 сентября 1956 года в США, в городе Ньюпорт двенадцать солдат были доставлены в госпиталь, а девять арестованы в результате «веселого» вечера рок-н-ролла, устроенного в клубе новобранцев, на Ньюпортской военной базе. Солдаты подрались с матросами. В ход были пущены бутылки с отбитым дном. Один из матросов сказал об этой драке: «О, это было похоже на бойню!»
…В Голландии после концерта рок-н-ролла в одном театре подростки в щепы разнесли позолоченную мебель… …В Австралии, в городе Сиднее… …В ФРГ, в Гамбурге…
Что же это за фильм «Танцуй рок с утра до утра», провоцирующий молодежный хаос? Нехитрые исследования позволяют найти первоисточник: это картина «Rock Around the Clock», или «Рок круглые сутки». Хронология группы «Битлз», современный сайт,
сообщает: 21 марта 1956 г. состоялась премьера фильма «Рок круглые сутки» (Rock Around the Clock) с участием Билла Хейли и его «Комет».
Приводятся подробности. Говорит Присцилла Уайт: «[Меня] отругали за то, что я порвала мой новый школьный блейзер. Все девчонки сошли с ума и прыгали в проходах как сумасшедшие, и все это из-за какого-то фильма! Я намазала волосы сахаром, растворенным в воде, чтобы сделать прическу, как у Билла Хэйли. Я пробовала и молоко — мне сказали, что после него волосы принимают любую форму. У него ведь был довольно большой завиток на лбу, помните?». Филипп Норман: «Увидев в кино Билла Хэйли с его рок-н-роллом Джон, к своему разочарованию, не испытал никакого восторга. Он увидел толстого человека с завитком на лбу, одетого в тартановый пиджак, саксофоны, контрабас — все, как в любом танцеваль­ном оркестре».
Фильм на удивление занудный, смотреть его сегодня невозможно. Тем более что картина «под многочисленными копирайтами».
Ссылка на скучнейший фильм, столь сильно повлиявший на наших бабушек и дедушек
https://my.mail.ru/mail/chessov275/video/5224/5994.html

(no subject)

Чехословакия, чешские хиппи. Группа Пластик (оф. Plastic People Of The Universe) Они до сих пор вроде как выступают. Конечно, совсем старенькие, олдовые. В известном интервью тамошний музыкант говорит: ну, дык, нам порекомендовали сбрить волосы и отправиться работать шахтерами) Считалось, что их музыка «слишком мрачная». На сохранившихся видео- и кинозаписях забавное: пиплы писают в кустиках, пиплы с презервативами и прочий стебовый хипейский бред.

история boho-chic и не только)

В детстве и юности я жил рядом с известным цыганским театром Ромэн. Поэтому в нашей дворовой тусовке часто появлялись несколько темнокожие брат и сестра. И должен сказать, мальчик и девочка казались мне экзотически прекрасными (Хотя за мальчиком и правда всегда бегали наши местные девочки, ибо он был не только смуглым, гибким, но по-мужски брутальным, думаю, его сестра, с необычным римским именем, в юности также стала красавицей.) Вполне возможно, брат и сестра даже не говорили на romani chib, я не помню, чтобы юноша чурался коротких стрижек или упоминал обычаи романипэ. Но мы все знали: это цыганская семья.
Наверное, они были богатой семьей, как и многие из нашего дома (все-таки престижный район). Ну и мое детско-юношеское восприятие романи культуры ограничивалось томным прослушиванием скрипучей, древней и необычно тяжелой пластинки Варвары Васильевны Паниной или намного более современными записями игры Н. Сличенко.
По-простому, цыганская музыкальная культура была для меня как бы частью русского окололитературного мира, безусловно, со ссылкой на Льва Толстого. (Царившее в моей семье преклонение перед русским романсом, с оттенком ностальгии по белогвардейщине, приводило к парадоксам: я бессознательно воспринимал «Светит месяц» и «Ах, эти черные глаза» как «контрреволюционную песню», вроде известного романса с дурной славой «В час роковой».)
Однако композиторы С. Бугачевский и Н. Жемчужный вполне вписывались в подчеркнуто оптимистический мир торжествующей в те годы увлеченностью «национальными песнями», навсегда остались для меня «советской эстрадой».
Совершенно неожиданно в конце девяностых на страницах, посвященных неформалам, начали появляться якобы фотографии хиппи в цветастых платьях. Еще чуть позднее эти же яркие фотографии девушек в костюмах а ля Сиена Миллер и Кейт Мосс прямо таки заполонили многие контркультурные сайты. Сначала я пытался возмущаться, но потом пришел к выводу, что кроме любви к национальной одежде молодые хиппи, пусть и неосознанно, тяготеют к «цыганщине». Быть может, это исторически оправданно — весь «богемный образ» жизни («Bohemian» - «цыганская» область в Венгрии, словесными корнями отсюда и знаменитая французская «богема» тех же Мюрже, Пуччини и Гранье) действительно в чем-то следует «romanies»: в каком-то принципиальном отказе от оседлости, от буржуазного преклонения перед «технической революцией», с обязательным восторгом от музыки, поэзии, хэнд-мейда и даже ощутимым презрением к «журналистам».
Как всегда несколько фотографий, в том числе модное ныне направление boho-chic, а также спорные «прикиды» цыган-кэлдэраров. Остальные фотки в альбоме http://vk.com/album17020639_211614352

0
Collapse )

«Владимирский тихий зайчик»

«Владимирский тихий зайчик»
первая половина : http://youtu.be/W_X-4j7gyy8
вторая половина: http://youtu.be/wmLGcC9zPPk

Аннотация к новому фильму в двух частях (текст Антона Ефимова).
«Владимирский тихий зайчик» – это киноповесть о легендарной владимирской панк-группе «Тихий Зайчик» и история удивительной жизни её лидера Сергея Овечкина, известного как Серж, или Владимирский. Это история спонтанно рождённой ультраэмоциональной и резкой музыки, музыки с яростным оскалом. Жизнь Сержа – это впечатляющая история человека «на грани», чей творческий путь проложен трагизмом и надрывным смехом, воплотившимися в музыке, стихах и прозе. Сергей Овечкин – хиппи, музыкант, наркоман, поэт, безумец, писатель, кандидат филологии, левый бунтарь, самоубийца. С историей Сержа и его группы пересекаются такие имена как Диман Графов, Вадик Слушков, Олег Садыков, Дмитрий Киреев, Сталкер (Александр Подберёзский), Янка Дягилева, Мадисон, Эля Шмелёва, Инна Львовна Альми, Владимир Маркович Маркóвич и многие другие.История рассказана четырьмя людьми: Борис Поликарпов (второй лидер группы), Елена Кузьменок (Жена Сержа), Андрей Агеенков (Шайба) (организатор группы), Алексей Чернявский (Хрон) (друг Сержа).

О Кинапах =)

Немного меломанского и аудифильского.
Моя увлеченность шестидесятыми приближается к логическому завершению:
решил полностью погрузиться в ту самую безумную атмосферу))
В самом деле, надо следовать советам Бронислава Малиновского.
Ну так вот, я остался недоволен 35АС-1 - прабабушкой советских Ы-90, даже несмотря на рижские динамики на кобальте. Начал подумывать о ШП на Гудмансах, Клангах и
Телефункенах (да хотя бы R&A, Stentorian, Seas, Sinus))). Однако подобные роскошные широкополосные системы, с моей точки зрения, не способны передать все обаяние музыки шестидесятых. В самом деле, роскошь не атрибут шестидесятых.
Да, кстати, на рижских динах 35АС, несмотря на тряпичный подвес, сложно слушать классику - звук фортепиано безбожно вызывает ассоциации с дурным "салуном".
Итак, немного подумав, остановился на "ломовских" Кинапах - хорошо известных всем еще безденежным музыкантам, особенно гитаристам.
Вчера привезли два больших блина в идеальном состоянии. На рынке купил провод потолще, припаял, подключил к своему немецкому усилителю...
Ну да, никакого гудящего баса, не хватает привычных звенящих верхов, но середина!! Наконец-то я услышал фортепиано, вокал и всю прелесть настоящего старенького рок-н-ролла.
Конечно, это не динамики для тяжелой музыки - скажем, Judas Priest слушается с напряжением.
Впрочем, я подключил свой кобальт, низов даже больше, чем нужно, но! не хочется уже слушать низы.
Чудесно звучат Дженис Джоплин, Джоан Баэз, Битлы и даже Deep Purple.
Поставил в сидюк Мишеля Леграна - впал в ностальгию.
В самом деле, звук абсолютно старый, улично-среднечастотный.
Знакомый до боли по советским временам, сразу вспоминаются пустые, без бесконечно потока машин и людей, улицы советского времени, холодный и какой-то отстранено аскетичный звук из громкоговорителей на столбах.
Поставил Рубинштейна в исполнении Лесли Ховарда - клево, Баха Ицхака Перлмана
- еще более кайфово, катит Наташа Марш, прикольно слушать Элину Гаранча.
Так что я очарован и потрясен советскими динамиками. Пусть их звук отличен от
дорогущих ныне Клангов, пусть "совок" презрительно называют дешевкой, но
есть в старом советском железе некое благородство.

Песни и пляски шестидесятых

Сначала хотел выложить японский документальный фильм в трех частях о английских панках, но потом передумал и вспомнил, что давно собирал ссылки на тему "танцы в шестидесятых")) Не знаю, интересна ли эта тема сегодня, но мне все в шестидесятых и ранее интересно. Пусть даже немного цивильно и мажористо. Чуть позже выложу видео о моде ("иконы", сейшена и т.д.) в 50-60-х годах.
ВНИМАНИЕ! Очень много всего, берегите трафик!




Collapse )

Предания и все такое

Пожалуй, весьма "таинственный" эпизод из истории Системы - т.н. "бунт хиппи Гродно" в 1971 году. Когда я собирал в свое время телеги и байки о хиппах в СССР,
тема "революций" встречалась часто. Впрочем, вторая по популярности тема - как советские хиппи сделали "тайную" коммуну в горах Алтах, Крыма и т.д;
Читаем...

Collapse )

Размышления о Духе и Наследие шестидесятых

Надыбал любопытную статейку "Размышления о Духе и Наследие шестидесятых"
Статью по быстрому перевел. Она написана 1 декабря 2002, автор Fritjof Capra
Для ознакомления, Википедия пишет следующее:
Fritjof Capra (born February 1, 1939) is an Austrian-born American physicist, systems theorist, and author of the international bestsellers, such as The Tao of Physics (1975) and The Turning Point (1982)...

Прим. Меня заинтересовали следующие моменты в статье. Во-первых, автор пишет, что
многие хиппи не признавали слова "хиппи" как самоназвания. Во-вторых, автор четко
пишет о борьбе с материалистической культурой шестидесятых. Наконец, автор уделяет внимание т.н. "магическому реализму" и международным аспектам контркультуры.
Во всем остальном.. статья так себе, хотя написана грамотно и толково.
Collapse )